» » » Директор по безопасности «Зенита»: За любой проступок на трибунах УЕФА может серьезно наказать
Новости

Директор по безопасности «Зенита»: За любой проступок на трибунах УЕФА может серьезно наказать

В интервью «Матч ТВ» Юрий Федотов рассказал о том, как сейчас строятся взаимоотношения клуба с виражом, в какой стране болельщикам «Зенита» сложнее всего и как он относится к пиву и пиротехнике на стадионах.

— В свое время на «Петровском» в плане поведения виража бывало всякое. В какой-то момент клуб даже пошел на сокращение его численности. Как складываются ваши отношения с фанатами на арене «Санкт-Петербург»?
— Прежде всего хочу сказать, что вираж — это часть стадиона. И часть самая активная. Одной из приоритетных задач клуба является работа со всеми болельщиками. Как можно больше людей должно приходить на футбол и получать удовольствие от игры, от того, что происходит на стадионе, от общения друг с другом. Кстати, если вы обратили внимание, мы возродили традицию встречи команды и представителей клуба с болельщиками. Мы должны прислушиваться друг к друг и делать все возможное, чтобы команда шла вперед, чтобы она забивала, побеждала и вернулась в Лигу чемпионов.

— И все-таки — чуть подробнее о вираже.
— Сейчас вираж на стадионе «Санкт-Петербург» насчитывает более 5000 человек. На «Петровском» в свое время на таких секторах было порядка 3000 человек. Что касается наших взаимоотношений, то, на мой взгляд, они с тех пор изменились, причем в лучшую сторону. Большинство самых активных болельщиков нас знает, ведь на любом гостевом матче у стадиона именно мы встречаем их первыми. В лицо знаем тех, у кого по сто и больше выездов за плечами. Стараемся способствовать тому, чтобы наши болельщики как можно быстрее могли попасть на свой сектор.

— А как же борьба с хулиганами?
— Надо понимать, мы не боремся с болельщиками, мы боремся с конкретными правонарушителями. К сожалению, они есть. Пусть это единичные случаи, но тем не менее. Именно они и создают серьезнейшие проблемы для клуба, команды, имиджа города, страны в целом, если хотите. В июне УЕФА наказал клуб домашним матчем без зрителей и крупным штрафом. И встречу с минским «Динамо» мы сыграли уже при пустых трибунах.

— Если у вас взаимопонимание с виражом, откуда берутся хулиганы?
— Вы помните, что «Зенит» оказался на новой арене до того, как стадион передали клубу в управление, что привело к тому, что мы несколько упустили ситуацию — на фанатский сектор попало немало случайных людей. В итоге пришлось потратить какое-то время для того, чтобы понять, где свой, а где чужой. И восстановить этот мостик «фанвираж — клуб». На новом стадионе у наших фанатов должен быть свой угол, свои помещения. К тому же есть ветеранское фанатское движение. Представляете, сколько лет люди посвятили «Зениту». Они были с ним и в горе, и в радости. И уже жить без него не могут. Ребята даже создали свой музей — история у них богатая. Но пока их музей только виртуальный, хотя традиции, считаю, надо передавать.

— С такими, как Гулливер, уже не сталкиваетесь?
— Не хочется таким людям в очередной раз делать рекламу. Но кто кинул петарду в Шунина? Кто ударил по лицу Граната? Это ведь конкретные люди! И в то же время они, получается, могут влиять на результаты команды и на настроение тысяч других. Подобные вещи вынуждают нас принимать жесткие меры. В том числе к нынешним правонарушителям. Это могут быть один, два или десять человек из огромного количества людей, но они, как я уже сказал, всегда есть.

— И с этим ничего невозможно поделать?
— Для того чтобы все было в порядке, клуб тратит очень приличные деньги. Например, на техническую оснащенность стадиона. В этом смысле с гордостью могу сказать — арена «Санкт-Петербург» оснащена по высшему разряду. Это не только мое мнение, но и международных специалистов, представителей РФС. На сегодня 100% правонарушений, которые совершаются на стадионе, мы раскрываем. Даже если человек задержан не сразу после матча, можете быть уверенными, через игру-две он все равно будет задержан.

— На том же «Петровском» такого не было. Как так?
— И мы стараемся добиться подобного результата. Ныне существующая законодательная база позволяет оперативно принимать конкретные меры в отношении нарушителей. В том числе судебного характера. Что касается конкретных цифр: запрет на посещение спортивных мероприятий по решению суда имеют в России 566 человек. 87 из них — правонарушители, которые были выявлены на играх «Зенита». То есть порядка 15%.

— Это, на ваш взгляд, много или мало?
— И так, и так. Но главное, чтобы люди понимали: любое правонарушение, совершенное в Петербурге, будет доведено до конкретного результата и повлечет за собой ответственность. Если человек не понимает, что он делает (или не хочет понимать), рано или поздно это ему все равно может аукнуться. Скажем, сделал он что-то на футболе, как думает, шутки ради. А боком оно может выйти через несколько лет в совершенно другой области. К примеру, собрался он по работе в Европу, а шенгенскую визу не дают. Хочется, чтобы такие вещи держал в голове каждый болельщик.

— А в этом сезоне на арене «Санкт-Петербург» сколько нарушителей было задержано?
— 27 за первый круг. Это немного с учетом того, что почти каждую игру посещает 45 и больше тысяч человек. При этом отмечу — мы говорим о серьезных проступках, которые могут повлиять на проведение матча и потому требуют моментального вмешательства.

— Болельщики «Зенита» и еврокубки — отдельная и не всегда приятная история, так?
— За границей о наших болельщиках в основном положительно отзываются. Приведу такой пример. Не так давно в Мельде многие наши болельщики приехали из Петербурга на своих машинах. У местных это вызвало сначала непонимание, потом удивление, а потом восхищение и уважение. Но бывают и правонарушения. Некоторые вроде бы остаются незаметными, но влияют на взаимоотношения с принимающей стороной. Взять недавний случай в Бордо. Болельщик пришел в клубный магазин «Бордо» и фактически украл там футболку с шарфом. Потом развесил все это на гостевом секторе и начал хвастать, будто это его фанатский трофей. По факту этот эпизод был зафиксирован именно как кража. Но ведь подобные правонарушения бросают тень на всех наших болельщиков, которые приехали во Францию из Петербурга. Что про них станут думать? За такого человека даже заступаться не хочется.

— Бывает, что заступаетесь?
— Мы в каждой конкретной ситуации исходим из того, что именно болельщик сделал. Осознанно или нет. В зависимости от этого принимаем решение — как действовать дальше. Но в любом случае каждый болельщик на выезде — это наш человек. Мы потом сами его накажем, если нужно. Однако непосредственно на выезде надо обязательно разобраться и помочь. Эта одна из наших главных задач.

— Если не секрет, сколько «Зенит» заплатил УЕФА в виде штрафов за болельщиков?
— За прошлый сезон — более 100 000 евро. Это немалые деньги, которые клубу есть куда вложить — в стадион, в академию. А так, получается, что их отправили «на деревню дедушке». Хотя моменты разные бывают. Некоторые вещи УЕФА рассматривает как проявления расистского характера. За баннер политического содержания мы однажды остались без виража. В этом сезоне УЕФА очень пристально следит за поведением болельщиков, и любой их проступок может привести к самым серьезным санкциям в отношении клуба, а ведь мы хотим не просто играть в еврокубках, в Лиге чемпионов, но и при полных трибунах. Однако без помощи самих болельщиков не обойтись — каждый должен понимать, какая серьезная ответственность на нем лежит.

— То есть?
— Они ведь сами могут одернуть какого-нибудь нерадивого фаната, если он рядом на трибуне. Беседуешь с такими один на один — все взрослые умные люди. Спрашиваешь, почему же ты так делаешь? Говорит — это шутка. Мы, может быть, тоже относились бы к некоторым вещам, как к шуткам, но сотрудники УЕФА думают иначе. Уж если мы выступаем в еврокубках, надо играть по правилам УЕФА. Хочется, чтобы у болельщиков было понимание того, что они делают и что может из-за этого быть.

— С клубами-соперниками перед выездными матчами общаетесь?
— Обязательно. Оговариваем, какой у наших болельщиков сектор, особенности захода на него, какие средства поддержки можно использовать, вплоть до конкретных музыкальных инструментов. Кроме того, обсуждаем — в том числе с местными властями — возможность организованного прохода наших болельщиков по городу.

— Как в Лейпциге?
— Проход был не только в Германии. В Минске, если вы помните, шикарно все получилось. Ведь если в стране есть легальная возможность использовать пиротехнику на улице — пусть ее лучше сожгут там, чем на стадионе. Иначе последствия могут быть совершенно разными — вплоть до срыва игры. Я уже не говорю про здоровье игроков, которые этим дымом дышат. Поэтому и считаю, что надо идти поступательно, объясняя людям, что можно, что нельзя, что наносит ущерб здоровью и интересам клуба, если они этого не знают.

— В какой стране выездные матчи «Зенита» для вас самые тяжелые?
— Многое зависит от уровня предварительной подготовки. Но по моему опыту — это Испания. Вроде бы здесь одна из лучших и продвинутых лиг в Европе. Но уровень работы на еврокубковых матчах стюардов, полиции, сотрудников — очень непростой. Можно вспомнить недавний выезд в Сан-Себястьян. Это был один из самых отвратительных допусков наших болельщиков на сектор. Пришлось даже обращаться к делегату матча, чтобы можно было баннеры пронести — изначально все они без разбора летели в мусорную корзину.

— Помог делегат?
— Да, его вмешательство ситуацию нормализовали. Но! При запуске в чашу людей с рюкзаками на сектор не пускали, а камер хранения не было. Кладите, говорят, вещи прямо тут, на улице. Кроме того, изымалась вся мелочь — ее просили выкидывать. Уже внутри арены при покупке за купюры воды или еды давали сдачу точно такими же металлическими монетами. Где логика и смысл? Еще пример: вход на сам стадион был единым для наших болельщиков и местных. У наших отнимают еду и воду, местные идут с ней совершенно спокойно. Наших досматривают — хозяева проходят свободно. И в то же время на нашем секторе во время игры использовалась пиротехника.

— Как же ее пронесли?
— Люди приехали на стадион днем. Все открыто. Зашли на сектор, положили что надо под сиденья и ушли. Приходят потом на игру и с удивлением видят — она тут, лежит себе спокойно. Ну как ее не использовать! Ни в коем случае не оправдываю их за это. Я просто хочу, чтобы вы оценили уровень мер безопасности в день проведения серьезного международного матча.

— А положительные международные примеры есть?
— Сразу вспоминается Норвегия. Что в Тронхейме, что в Мельде было очень четкое взаимодействие. За это надо большое спасибо сказать сотрудникам нашей полиции. Понимая, какие проблемы возникают на выезде, они дают разрешение на командировки для своих англоговорящих сотрудников, которые помогают клубу с приемом наших болельщиков за границей. Это огромное подспорье в защите их же интересов.

— Новый опыт во время ЧМ, на котором тоже работали, приобрели?
— Богатейший! Во-первых, мы увидели, как управляют огромным количеством сотрудников безопасности, — на матчах в Петербурге было задействовано более 1500 стюардов и представителей частных охранных предприятий. Внутри чаши стадиона полиции практически не было, как и сейчас нет на стадионе в Петербурге. Хотя в координационный штаб представитель полиции и Росгвардии, безусловно, входил. Все решения мы принимали коллегиально. Второй момент — это опыт взаимодействия с международными футбольными ассоциациями и их болельщиками. Вы же помните, в каких количествах они приезжали на ЧМ — шведы, марокканцы, аргентинцы, иранцы. Это было и интересно, и любопытно, и достаточно поучительно. У каждого народа свой менталитет, свои традиции. Был и забавный случай.

— Расскажите.
— Во время матча сборной Англии один ее болельщик пытался пройти на стадион «Санкт-Петербург» без билета. Причем необычным способом: он переоделся в костюм маскота британцев. Первый кордон в таком виде прошел. Второй уже нет — был задержан стюардами. Правда, при этом включил дурачка и уверял, что он официальное лицо английской делегации. Могу сказать, что органы правопорядка и сейчас держат нас в хорошем тонусе по части выявления и пресечения различных правонарушений. Это касается и пиротехники, и бесхозных предметов. Недавно узнали, что где-то в Скандинавии есть пиротехника, которая не представляет опасности для здоровья людей. Пытаемся ее найти. И фанатам предлагаем — сами найдите такой вариант! А мы постараемся согласовать его с МЧС, с РФС. Если это безопасно и делается организовано — почему бы и нет?

— Чьи болельщики доставили наибольшие хлопоты?
— Я бы не стал их делить по такому принципу. На всех интересно было посмотреть. Например, как шведы и аргентинцы сняли целый сарай при одном ресторане недалеко от арены и там готовились к игре. Разогревались, распевались… Веселые, одним словом, ребята. А вообще все от конкретных людей зависит. Так же как и у нас в России. Кто-то более эмоциональный, кто-то менее. В целом же чемпионат прошел, считаю, шикарно. В сентябре в Мюнхене состоялось совещание для офицеров безопасности клубов. В программе была презентация итогов ЧМ. Так вот, наши представители услышали столько добрых слов от футбольных федераций! Благодарили Бельгия, Франция, Германия и, как ни парадоксально, Англия. Они говорили, что такого уровня организации, как на ЧМ в России, в ближайшее время никто не увидит — настолько высоко мы подняли планку.

— Каковы сейчас мировые тенденции в плане безопасности на футболе?
— Увы, никто сегодня в мире не застрахован от реальной угрозы. Это накладывает отпечаток и на проведение футбольных матчей. Помните случай в Дортмунде, когда немец пытался взорвать автобус, — к этому надо быть готовым всегда в любой стране мира. После ЧМ с учетом законодательных инициатив у нас уменьшилось количество правонарушений на футболе. А в Европе эти цифры растут. Возможно, в связи с миграционной политикой. Мы ведь видим, как горят футбольные Скандинавия и Германия. Я уже не говорю про традиционные в этом смысле Польшу, Грецию, Турцию.

— Во время ЧМ на стадионах и в фан-зонах вовсю продавалось пиво. Вы «за» то, чтобы оно было в РПЛ, или «против»?
— Посмотрели на пиво во время ЧМ, и оказалось — ничего страшного в этом нет. Надо решать вопрос с алкоголем цивилизовано. Дадим людям возможность за адекватные деньги купить бокал пива. Тем более что когда нет запрета — не так уж сильно и хочется. Но помимо всего прочего, это комфорт и цивилизованный подход. Надеюсь, этот вопрос будет решен положительно. Все клубы понимают, что продажа на стадионе пива — существенная статья дохода. «Зенит» же клуб с амбициозными задачами. Он немало зарабатывает сам, но хочет быть еще более рентабельным. И чтобы у него была такая возможность. Еще нам очень хочется, чтобы на каждую игру ходило не меньше 50 тысяч зрителей, и эта задача тоже решается комплексно.
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Больше по темам: ФК Зенит
Добавить комментарий
Или водите через социальные сети
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Опрос
Оцените работу движка
Лучшее за неделю
Мультимедиа
«Арсенал»-м - «Зенит»-м. Трансляция матча
ЖБК «Черные Медведи-Политех» - «Енисей-2». Трансляция матча
ЖХЛ. ЖХК «Динамо» СПб - ХК СКИФ. Трансляция матча
Gloria Cup. «Бююкчекмедже» - «Зенит»: Прямая трансляция матча
Игроки «Зенита» поприветствовали Клаудио Маркизио